новостной
Актуальные проблемы коренных народов Арктики

Актуальные проблемы коренных народов Арктики

30 августа 2016

Какие угрозы стоят перед коренными народами Севера? Этнограф Анатолий Алексеев освещает актуальные проблемы.

Часть 3.

Насколько остра социальная, экономическая и культурная ситуация для коренных народов сегодня?

Ядро духовной культуры  коренных народов Севера это — традиционный шаманизм, анимизм и тотемизм. Шаман выступает таким же проводником идей и веры, как пастыри и имамы, является хранителем традиций и языка, того, что передавалось из поколения в поколение на протяжении веков. Но в советский период по традициям и укладу жизни народов Севера был нанесен удар – шаманы объявлялись пережитком прошлого и мракобесием, от них избавлялись. Это аукнулось потом. Сейчас наблюдается настоящий кризис – молодежь утратила стержень традиционализма. С детства обучаемые в школах интернатах, они утрачивают язык. Приученные жить в поселках и городах, они не спешат вернуться обратно в тундру. Тем более за такие смехотворные деньги, которые выплачивает государство.

Сейчас  малочисленные коренные народы Крайнего Севера и Дальнего Востока – по статусу сегодня 42 народа. По последней переписи численность 29 народов из 42 намного сократилась. А количество 13 народов увеличилось. Но при этом качество жизни не повысилось. Духовности не стало, потому что, начиная с Мурманска до Чукотки, этот вакуум духовности занимают различные деструктивные секты, которые занимают место в умах и сердцах наивных граждан.

И хотя с точки зрения свободы вероисповедания и закона они правы, но ситуация выглядит вопиющей. Наши отдаленные села и поселки заполонили эмиссары сект и религий, которые выглядят дико на Крайнем Севере. И они относятся к отрицателям их веры, да ещё проводникам идей традиционных устоев враждебно.

А взять ту же социальную составляющую? Оленеводам платят от 5 до 12 тысяч рублей, хотя билет от Черского до Якутска стоит 35 тысяч рублей в один конец – это же никуда не годится.

Такая перспектива страшит молодежь коренных народов. Они не хотят быть оленеводами. Они уже не могут жить без постоянного информационного фона вокруг, это насущная необходимость для современного человека. А в тундре – это как выбраться на Луну, жить при свечах в полной изоляции от остального мира. Причина? Нет никакого телевидения – какие ТВ вышки в тундре? Спутниковое телевидение – дорогое, мало кто может себе его позволить, да и «прожорливое» оно. Про сеть Интернет даже говорить не стоит. Да что говорить – в тундре сейчас нельзя слушать радио! В советское время оленеводы спасались радиоприемниками «Спидола» и советскими радиостанциями на длинных волнах ДВ. А сейчас – на рынке не купишь китайский радиоприемник без таких настроек, только УКВ-FM, чисто городской диапазон. Более того – даже радиостанций диапазона ДВ и СВ не осталось с 2014 года, даже федеральный «Маяк» перестал выходить в эфир на длинных волнах. Якобы это невыгодно экономически, и никто не слушает. Ошибаются – слушали оленеводы, которым дальнобойное радио было жизненно необходимо. А сейчас – вакуум.

В итоге средняя  продолжительность жизни оленеводов в 2014 году – 42-45 лет для мужчин и 49-52 года для женщин. Это печально.

Я убежден, что для улучшения социально-экономической ситуации народов Крайнего Севера нужна масштабная модернизация и вливание больших финансовых ресурсов. И нужно продвигать эту идею на всех возможных дискуссионных площадках.

Ведь во времена СССР в Якутии было 380 тысяч домашних оленей, а осталось не более 150 тысяч. В Камчатской области в 1980 годы было 186 тысяч оленей, осталось 30 тысяч. В моем родном Себян-Кюеле, я там работал председателем сельсовета, на 1 января текущего года было 15000 оленей, а сегодня осталось 5000. А в знаменитом селе Тополином, Томпонский улус, ведомство Кладкина, Героя Соцтруда – раньше было 20000 на 1 января, а осталось 10000 оленей. В Аллаиховском улусе было 30000 домашних оленей – сегодня не осталось ни одного. Диких оленей почти уничтожили. Для сравнения – в Канаде поголовье оленей превышает миллион, каждый год могут добывать 100000 оленей, при этом популяция поддерживается. Потому что оленье мясо это прибыльный бизнес, натуральное «экологическое» мясо. Нужно развивать инфраструктуру, транспорт.

А почему произошло такое сокращение поголовья?

В голодные 90-е люди были вынуждены забивать оленей – мясо привозное с "большой земли": говядина, свинина - было непомерно дорогое.

Но разве Крайний Север не стали развивать в последнее время? Большие природные запасы, защита северных рубежей.

Проблема в том, что коренным народам Севера не принадлежат земли, на которых будут добывать природные ископаемые. То, что произошло на Аляске и в Канаде, в России кажется чем-то диким. Я лично не люблю США, это мировой жандарм – но они все же умудрились отдать в вечное пользование земли коренным народам.

Я был на Аляске 6 раз, встречался с первым эскимосским генералом Фишером, в индейских и эскимосских деревнях, встречался с теми ответственными людьми, которые в 1971 году написали письмо в правительство США и получили для своих народов 12% территории Аляски в вечное пользование. Там нельзя чужакам появляться без разрешения, строить или добывать ресурсы. А разрешенная промышленность делится частью своей прибыли на «социальные нужды» коренного народа. А почему также нельзя делать в России? На словах это все просто, но реальность не такая радужная. А ведь я патриот России, и мои предки были патриотами. Я верю в Россию — но почему, живя в России, нельзя улучшать жизнь её граждан, почему для народа делается столь мало?

P.S. 27 августа премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал указ об утверждении третьего этапа Концепции развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. По этому плану до 2025 года планируется модернизация хозяйственной деятельности и всей социальной сферы с улучшением системы здравоохранения, образования и культуры. Так что положительные изменения для жителей Севера медленно, но верно, реализуются.

Корреспондент Платон ХАРИТОНОВ

Редакция ХОТУ

1452

Приложение хоту

Отзывы (0)
Хоту
Нет отзывов. Ваш будет первым!