новостной
Чемпион мира Арават Сабеев: «Как я стал «немцем» или легальный побег из Союза

Чемпион мира Арават Сабеев: «Как я стал «немцем» или легальный побег из Союза

14 ноября 2017

Во времена великого и могучего Советского Союза выехать за рубеж удавалось далеко не всем простым смертным, тогда еще нашей общей необъятной родины. А что бы остаться там, на постоянное место жительство надо было предпринять ну очень много усилий. А кто это смог сделать, сразу же считался «врагом народа» и «сбежавшим предателем».

Вначале 90-х один из перспективных сильнейших советских борцов-тяжеловесов, двукратный чемпион Европы по вольной борьбе Арават Сабеев принял решение уехать в Германию, и это ему удалось. Он на протяжении многих лет успешно выступал за эту страну. Сегодня, только нам Арават Сергеевич решил досконально рассказать, как он стал «немцем».

Досье hotu.su:

Сабеев Арават Сергеевич. Родился 24 сентября 1968 года в г.Петропавловск, Казахстан. Победитель молодежных первенств СССР, Европы и мира, трехкратный обладатель Кубка СССР, двукратный призер чемпионатов СССР, победитель международных турниров в Турции, Минске (пять раз), США, Германии (три раза), Японии, трехкратный чемпион Европы-1989,90,93, чемпион мира-1994, победитель Игр Балтийского моря-1997, серебряный призер Всемирных военных игр-1999, бронзовый медалист Олимпийских игр-1996 в Атланте. Тренеры Сергей Сабеев, Вилли Хекман.

— В начале 1989 года на учебно-тренировочных сборах в Цахкадзоре я заработал воспаления легких, но, не смотря на это, все же решил принять участие в Тбилисском международном турнире называемым «малым чемпионатом мира» так как в столицу Грузии поистине приезжали самые сильные борцы планеты. Но болезнь оказалась серьезной, и после второй схватки по состоянию здоровья был вынужден сняться с соревнований. В марте мы со сборной командой СССР приехали на международный турнир «Гран-при Германии» в город Бонн. Это был мой первый старт после перенесенной болезни. В нашем весе до 100 кг было 11 участников, пробившись в финал, я с большим отрывом выиграл у двукратного чемпиона мира и призера Олимпийских игр, немца Уве Нойперта. После турнира в гостинице мы познакомились с организаторами соревнований, это были высокие чины из борцовского клуба «TKSV Bonn-Duisdorf».

— Они предложили вам коммерческий спортивный контракт?

— Да, клуб «TKSV Bonn-Duisdorf» неплохо выступал в высшем дивизионе немецкой бундеслиги и мне предложили побороться за эту команду. Хозяева клуба сразу назвали сумму в 35 тысяч немецких марок в год, по тем временам это были хорошие деньги, а мне 20-летнему юнцу они казались огромными. Конечно, дал согласие! Я мог общаться на английском языке и неплохо понимал немецкий, поэтому там же обсудили условия контракта. За сезон должен был сделать в худшем случае 18 схваток по вольной и классической борьбе, тем более бороться надо было только осенью и зимой. Для меня как для атлета не было никаких преград для достижения самых высоких целей в борьбе. Подписав договор, вернулся с командой домой.

— Далее вас ждал чемпионат Европы…

— Да, началась подготовка к моему первому чемпионату Европы среди взрослых. До этого я уже побеждал на молодежном первенстве Старого света. Приехав в Анкару, без преувеличений скажу, что чувствовал себя непобедимым. До финальной части соревнований разобрался со всеми своими соперниками, не проиграв ни единого балла. Перед финалом вокруг спортивного зала за пять часов до начала схваток, стояло оцепление из полицейских и военных с водяными пушками и автоматами. А из советской сборной из десяти весовых категорий в семи участвовали наши ребята против пятерых турок. Это все говорило о том, что интерес к финалу зашкаливал даже тогдашний президент Турции Тургут Озал приехал посмотреть на состязания. Это был мой самый незабываемый финал в турецком борцовском логове. Финальный поединок с Балканским чемпионом, опытным хозяином ковра Хайри Сезгином закончилась в мою пользу со счетом 9:0. На церемонии награждении президент Турции Тургут Озал поздравил и пожал мне руку, это было незабываемое чувство.

Летом занял третье место на чемпионате СССР в Махачкале и далее продолжились длительные сборы к чемпионату мира. Как вы знаете, на мировое первенство я не попал и поэтому стал ждать приглашение от клуба для поездки в Германию. Но от немцев было полное молчание, сам пытался связаться с руководством клуба, но никого на месте не заставал, уже начинал разочаровываться в серьезности этого дела. В декабре 1989 года вдруг получаю письмо через Федерацию борьбы Белорусской ССР из Германии. В письме была борцовская лицензия, и было написано, что я могу теперь подписать эту лицензию борца-иностранца и бороться в немецком клубном чемпионате сезона 1990-1991 гг.

— Когда вы выехали в Германию?

— Это случилось в марте 1990 года, тогда я уже из Гродно переехал во Владикавказ. Получил приглашение и съездил туда на пять дней, где меня очень хорошо встретили, со всеми познакомился и провел несколько пробных тренировок с командой. По приезду, меня вызвали в спорткомитет СССР, где состоялся не очень приятный разговор. Мне сказали, что не смогу бороться в бундеслиге, так как еще молодой и вообще это запрещено! Я был шокирован, и не понимал, как они могут запретить мне бороться! Со мной пытались говорить многие тренеры и убедить в обратном даже говорили о серьезных проблемах, но я стоял на своем! Откуда они узнали, что хочу уехать выступать за границу и получать за это деньги? Дискуссий было очень много и все меня отговаривали, а спортивное руководство напрочь запретило ехать в капиталистическую страну. В том году выиграл все соревнования, в которых принимал участие, в том числе крупные турниры в Будапеште, Минске, Стамбуле, США, вторично стал чемпионом Европы.

Чемпионат Советского Союза в Улан-Удэ был для меня очень тяжелым. Именно там я получил первый удар советской системы. Меня в наглую стали засуживать в каждой встрече. Особенно запомнились схватки за выход в полуфинал и финал. Такого обращения я не ожидал и снялся с чемпионата, не стал выходить и за бронзовую медаль. После этих соревнований был очень разочарован в той системе, которая существовала. Я был основным кандидатом на участие в Играх доброй воли в Сиэтле, но за несколько дней до вылета в Штаты меня исключили из состава команды. В то время мы с призером чемпионата мира и Олимпийских игр Владимиром Тогузовым были близкими друзьями, и он знал о моих намерениях, он также хотел уехать со мной. Сразу после чемпионата СССР Володя через своих знакомых, которые служили в ГДР, выехал в Германию и подписал там контракт с каким-то клубом. Как потом узнал, ему помог Уве Нойперт, он дружил с нашими ребятами, которые проходили там военную службу.

В США мне все же удалось съездить, мы с командой РСФСР приняли участие в Открытом чемпионате США, который я тоже выиграл, по возвращению мне предстояла встреча со старшими тренерами сборной команды СССР. Они еще раз объяснили, что мне нельзя уезжать в Германию и что, если не передумаю, то меня исключат из сборной и лишат зарплаты. И снова я стоял на своем, и это мне аукнулось, меня не стали приглашать на учебно-тренировочные сборы вообще. Все обдумав, сел на поезд и уехал в Германию, где уже начиналась подготовка к чемпионату клубной борьбы. Так, шестого августа 1990 года я прибыл в город Кёльн. Меня встречал тренер команды в своё время тоже не плохой борец греко-римского стиля Петер Нетековен на своём новейшем «Мерседесе». Сразу разместили в гостинице, пресс-конференция, автограф сессия, торжественный ужин, все красиво и профессионально. Все было как в большом спорте.

— И сразу началась борьба?

— Не сразу, а точнее, борьба вообще не начиналась! На тренировках мне подсовывали каких-то «классиков» и «вольников», но достойной конкуренции не было, но все шло к моему удивлению хорошо. И вот через две недели должна была произойти первая матчевая встреча, к которой я был готов. Вес мой был 110 кг, а выступать должен был в супертяжелом весе, то есть свыше 100 кг. За неделю до чемпионата ребята по секрету сообщили мне, что я бороться не буду, что клуб договаривается с тем же Уве Нойпертом. Оказалось, спорткомитет СССР подал протест в Международную федерацию борьбы ФИЛА, ведь они были против моего участия в бундеслиге. Тогда клуб был вынужден заключить контракт с Нойпертом, а об этом мне сказать «забыли». Были и те, кто хотел, чтобы боролся я, почему клуб был против Уве в деталях не узнавал, кажется, были разногласии при подписании гонорара. В конце концов, менеджеры признались, что при этой ситуации между ФИЛА и Федерацией борьбы СССР я не смогу бороться в бундеслиге. И это за неделю до соревнований! В итоге, когда начались матчи, на ковер не вышел ни я, ни У.Нойперт. За команду боролся какой-то местный парень. Началось время раздумий и принятия серьезных решений: что делать дальше? Время бежало, я также тренировался и ждал, ждал своей участи. Приблизительно к концу ноября получаю письмо, в котором говорилось, что гостиницу и питание клуб больше не сможет оплачивать, так как договор не вступил в силу. Пришлось оплачивать все самому. Вскоре деньги, закончились, единственный выход был вернуться обратно в Россию.

— И что же вы сделали?

— После того как меня выгнали из сборной СССР с заметкой в газете «Советский спорт» как о дезертире, который предал свою страну и покинул сборную, большого желания возвращаться в Россию у меня не было. Хотя  почти каждый день думал об этом. Тогда я часто представлял себе, как возвращаюсь домой с опущенной головой проигравшего, покорённого системой, сдавшегося судьбе, и все те, кто меня предупреждал, что дело кончиться плохо радовались бы тому, что они были правы. Но большая моя часть хотела остаться и бороться на международных соревнованиях, а как без гражданства ФРГ это было сделать? В начале 1991 года этот вопрос становился все острее и острее, мое пребывание в этой стране становилось все не законнее и опаснее. Возможности найти легальную работу с просроченным паспортом и визой у меня практически не было. Я остался один, один без родных и друзей. Было только два выхода: вернуться в почти развалившуюся и в полном хаосе страну или все же попытаться получить немецкое гражданство. Я выбрал второе. Пришел к главному спонсору команды и сказал, что моя главная цель бороться на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских играх за Германию, а за какой клуб буду выступать мне не важно! Выслушав, он пообещал помочь, но взамен просил дать ему слово, что буду бороться за его клуб минимум два года. После этого разговора я познакомился со многими известными людьми, один из которых помог восстановить визу, это был очень знаменитый футбольный рефери. Вскоре выделили служебную квартиру и небольшую зарплату, а также трудоустроили в автосалон.

В один апрельский вечер знакомый борец спросил, не хочу ли я поехать с ним на тренировку сборной команды Германии, которая готовится к чемпионату Европы. На следующий день мы прибыли в город Хенеф. Войдя в зал, узнал многих борцов из ГДР и ФРГ, теперь они тренировались вместе, ведь это была уже одна команда. Ребят из ГДР почти всех знал лично, так как они часто тренировались со сборной СССР в Стайках и конечно хорошо знал их старшего тренера Вольфганга Ничке, который был очень удивлен тут меня увидеть. После тренировки я объяснил ему мою ситуацию, он пообещал помочь.

— Что-то многие вам обещали…

— Да, вот так получалось. В мае 1991-го чемпионат континента проходил в  Штутгарте, где я впервые за девять месяцев встретил своих друзей по сборной команде Советского Союза. Эта была очень трогательная встреча, большинство были рады меня видеть, а некоторые просто отворачивались и не хотели со мной даже разговаривать. После просмотра чемпионата очень расстроился, что пропустил такие важные соревнования и стал опасаться, что Олимпийские игры-1992 в Барселоне пройдут без моего участия.

Через два месяца, на съемной квартире неожиданно прозвучал телефонный звонок. Тот диалог я помню досконально:

— Здравствуй, это ты Арават Сабеев, который два раза чемпионом Европы был?

— Да, а кто это?

— Я из города Шифферштадт, хочешь за нас бороться? Наш клуб уже шесть раз выигрывал чемпионат страны, мы можем, сделаем так, чтобы ты боролся за Германию!

— Что мне надо сделать для этого?

Я не верил своим ушам, но на той линии провода ответили кратко: «Ничего, мы приедем за тобой». На следующий день за мной приехал тренер Вилли Хекман и советский борец Арам Алексанян, который уже боролся за тот клуб. В Шифферштадте первым делом заехали в спортивный зал. Там увидел большой борцовский зал с четырьмя коврами, где тренировались около ста человек, игровым и тренажерным залами, сауной и кабинетом физиотерапии. Меня познакомили с президентом клуба, господином Литценбургером, который твердо сказал мне, что отныне буду бороться за его команду и поеду на Олимпиаду. Мы обговорили детали, и он сразу вручил мне ключи от квартиры и автомашины, выделил приличную сумму. Начались изнурительные тренировки по два раза в день, на этот раз у меня были хорошие спарринг-партнеры.

Все же мысли о получении гражданстве не покидали меня, но почему-то я поверил г-ну Литценбургеру. Наконец, в январе 92-го я получил документ о том, что имею право на получения немецкого гражданства как перспективный спортсмен и будущий олимпиец. Ждать оказалось совсем недолго, после нескольких формальностей в конце февраля 1992 года я получил долгожданный паспорт гражданина Федеративной Республики Германия!

А впереди меня ждал отбор на летние Олимпийские игры, но это уже совсем другая история…

Николай Константинов, hotu.su

 

 

762

Приложение хоту

Лучший отзыв
Аноним
15 ноября 2017 в 23:56
0
Рад за парня , действительно чиновники похожи на роботов без способности продумывать свои решения .
Отзывы (8)

Аноним
14 ноября 2017 в 21:28
0
Храбрый человек! Пойти тогда против системы и не сломатся, уважуха emoticon-0165-muscle

Аноним
14 ноября 2017 в 21:48
0
Арават , красавчик ! Больше мне нечего добавить.

Аноним
15 ноября 2017 в 15:23
0
Я помню его.

Аноним
15 ноября 2017 в 16:25
0
В первую очередь он сын и воспитанник своего отца ! А у Сергей Тугановича было всегда наивысшая похвала " МУЖЧИНА"! Арават - Мужчина !

Аноним
15 ноября 2017 в 16:31
0
С уважением Маулен.

Аноним
15 ноября 2017 в 23:56
0
Рад за парня , действительно чиновники похожи на роботов без способности продумывать свои решения .

Аноним
16 ноября 2017 в 17:20
0
Отличная статья

Аноним
16 ноября 2017 в 22:20
0
Позор нашей осетинской прессе! Якуты пишут про нашего парня